November 17th, 2018

эди мерфи

А в подъезде № 3 лампочка не горит.



Тот ли сегодня КВН, или нет, но он почему-то такой. Можно ли лучше? Наверное. Да что КВН, та ли сегодня жизнь? Тот ли это город, который мне нужен? Та ли это женщина, на которую потратил свои лучшие качества, и 253 рубля 18 копеек. Там ли работаю, где хочется. Есть ли хоть какой выбор, ёперный театр? А тут случай подвернулся. Гуляю по городу - и чудо - вижу плакат на столбе. Только одна лекция. Учёный с мировым именем, профессор Шарлатанов, с темой: Фрустации IV уровня. - И ниже. - Билет - 50 тыс. рублей. Инопланетянам и сумасшедшим вход свободный. - Есть! То, что мне нужно! Надо идти. Тем более бесплатно. Где-то у меня был костюм марсианина с Новогодних утренников. Хотя нет, одним интеллектом убедю...?!, убежу!?..., растолкую!!!, что я с Полярной Звезды! И пошёл на Шарлатанова.

И вот я в Филармонии, совершенно бесплатно, между прочим, и уже в ожидании лекции. После пары десятков дурацких вопросов на входе, фойе встретило меня грустным мурлыканьем размазанных звуков саксофона. Народ жизнерадостно сновал туда-сюда. Активно функционировали две точки: Кофейня-рюмочная - "Последний глоток", и женский салон красоты - "Т-34". Люди вполне себе доброжелательны, но немного странноваты. Много полураздетых женщин. Что нужда творит, даже денег нет одеться прилично. Позорище, на одну я даже засмотрелся. Но ближе к делу.

В полночь пробили склянки, и нас пустили в зал. На сцене стоял обычный стол, за ним сидели два человека. Бодрый старичок, видать сам Шарлатанов, и молодой сонный парень, похоже ассистент. Когда все расселись, старичок жестом попросил внимания и начал.
- Ды-ды-д-обрый в-вечер. Ф-фсе вы-вы здесь м-му-му-муу... - зал напрягся - ...у-у-жественные л-люди. - Народ чуть отпустило. - А х-ху-хуу-у... - зал опять посуровел - ...х-удо б-бедно н-начнём п-пож-жалуй.  - И бурные аплодисменты растопили наметившуюся неловкость. Далее речь держал ассистент.

- Цивилизация не улучшает добродетели, не смягчяет пороки, а только подчёркивает их, и с каждым следующим поколением делая их изощрённее. Что можно противопоставить внешним вызовам, и быть практически неуязвимым человеку, народу, нации? Что? Духовность и Любовь! - И ассистент с вызовом посмотрел в зал. Зал набычился. Ассистент продолжал. - Духовность и Любовь - вот ключи ко Вселенной. Человек! Внутренний мир человека это и есть душа, и она развивается по вселенским законам. Человек получает от жизни только то, что есть внутренний мир. Чужого и лишнего, при всё желании, жизнь ему не даёт. Есть ли выбор у человека? Не думаю. Жизнь человека с чистого листа и есть его выбор. Он всегда оптимален, и разыгрывается только в наилучшие сценарии. Это относится и к мировой истории. Подвиги, предательства, переезды в другой город, банкротства, неожиданные богатства, переосмысления - есть суть внутреннего мира человека, и его развития. Постигать себя и мир, падать, вставать. Только через испытания человек приближается к себе. Внутренний мир равен  внешнему. Человек равен Вселенной...

Зал загудел. Послышались возгласы, выкрики. И самая возмущённая полноватая дама с голыми плечами, спиной, и ногами, и похоже голой душой, вышла смело на сцену, и с жаром конратаковала.
- Чо вы лапшу на уши вешаете, тоже мне, открыли Америку, что за пафосный треп. Быть мне духовной или распутной, я сама решу, вы мне дороги заасфальтируйте, зарплату хорошую дайте, пенсии приличные, и хватит страну грабить. Мы развиваемся со всем миром, как они, так и мы. Идёт следующее поколение, оно другое, оно уже дышит вам в пятки, наступает на затылок. Дайте нам понятных смыслов. А ты старый хрыч, загнул цены... - и ХЛОПЦ, упала в обморок от перенапряжения.

Люди охнули, оживились. Кто-то кричал, аспирин, воды, скорую. Добровольцы с профессором стали приводить её в чувство. Шарлатанов сделал ей искусственное дыхание, потом еще раз, дама открыла глаза и выдохнула. - Профессор, я люблю вас, ой, что я говорю. У вас есть женщина? - Ох уж эти женские глаза, в них было все, требовательность, интерес, чертики, искры жизни. Профессор закашлялся, покосился на двух пожилых дам с цветами, и выдавил. - Нет, то есть да, в смысле, нет. - У вас заикание пропало, профессор. - Заметила очнувшаяся. - Действительно. - Удивился профессор. Приехала скорая. И как ни сопротивлялась пострадавшая, все навалились и загрузили ее на носилки. И нежно, как могли унесли к реамобилю. Через пару минут санитар, стеснительно продираясь к профессору, передал тому, озадаченному и в то же время обрадованному, записку.

- Дайте каждому человеку по миллиону долларов, хорошую квартиру, автомобиль, а лысому - волосы, глупому - ум, каждой женщине - по мужчине, и что? - Продолжал ассистент - И всё вернётся через некоторое время на круги своя. Будут опять нищие и обездоленные, несчастные и одинокие. И будут всегда счастливые и успешные, несморя на любой внешние обстаятельства. Потому как нутренний мир человека - это и есть ваша жизнь...

Зал опять забурлил. Не вытерпел один мужик, и крикнул.
- Да что вы нас в заблуждение вводите. Вот не гундите ерунды. Мне что, медитировать на этот внутренний мир. Мне семью кормить надо. Верчюсь, как ёжик в тумане, а вы тут демагогите...
- Не мешайте, товарищ, очень даже интересно послушать про мировую экономику, не нравится, идите в буфет.

Мужик посмотрел на худосочного интеллигента, потом опять посмотрел и врезал ему. Смачно но не смертельно. Интеллигент оказался не совсем интеллигент, и схватив мужика за нос, стал крушить того утонченной риторикой. И началось... Крики, визги, ругань. Симпатизирующих Шарлатанову оказалось достаточно. Завязалась битва. И каждый с помощью кулака и слова, рассказывал о своей позиции, о русском человеке, и как всё надо обустроить. Ломались кресла, трещали кости, сокрушались челюсти. На сцене коренастый мужчина нарезал круги, и словно в трансе, зажав кулачки, исступлённо вопил одно и тоже - Ну дайте же человеку сказать..., Ну дайте же человеку...- Где-то слышалось - Серёга, Серёга, ты не....ты не прав, Серё...А-а... - Били методично ассистента, приговаривая - Вот тебе за духовность, вот тебе за любовь, получай ключи от вселенной...-  И тут вырубился свет в зале.

Казалось, накалу страстей некуда больше расти. Оказалось это не так. В темноте все происходило ещё яростней. Может потому что добавилось паники, и немного истерики. А этот пронзительный крик, леденящий душу - Маша, Маша, где тыыы...- Из другого конца зала вопль... - Я не люблю тебя, ты предал... - И внезапно включили свет. Все застыли, оцепенели, словно в стопкадре, осмысливая происходящее. И вроде потихоньку зашевелились, стали приводить себя в порядок, собирать пуговицы, молча раставлять кресла, кто-то кому-то вытирал кровь с лица, кто-то плакал... И только профессора продолжали мутузить где-то за кулисами...

Кое-как отбившись от двух приличных с виду женщин, хлеставших профессора принесёнными цветами, учёный муж резво запрыгнул на стол, и разъярённо размахивая  предметом похожим на штопор, грозно заорал.
- А-а-а..., в-взяли !!!...,б...,б...,б...,б...
- Не надо, профессор. - Взвизгнула одна впечатлительная дама.
- БАНКЕТ - невозмутимо провозгласил ассистент, слегка даже бравируя фингалом под глазом. А что рубаха в клочья, ну такая ерунда, право. И встретившись взглядом с интересной такой блондинкой, едва заметно улыбнулся и тихо добавил. - Научный эксперимент...

Выходили все из Филармонии умиротворённые, ну, или почти все. И даже кто-то показывал на звёзды, и был слышен тихий женский смех. Профессор сладко спал под столом, умудряясь виртуозно похрапывать. После этой странной лекции, Шарлатанова я даже зауважал. А ассистент с блондинкой беззаботно мыли посуду, таинственно переглядываясь, да иногда шептались заходясь неудержимым смехом. Зарождался новый день...Тот ли он будет, или нет, но он будет именно таким - рядовым, уникальным, и неповторимым, наполненным своими заботами и радостями Возможно ли лучше. Наверное.

Всем безмятежности  Ямайка